Правдинский район. Поселок Курортное (Гросс Вонсдорф)

На берегу быстротекущей Алле, с незапамятных времен возвышалось прусское укрепление Капостене. Отсюда защитники имели возможность легко и быстро перебраться на противоположный берег к крепости Ауглитте (ныне поселок Прогресс), или проплыть на лодках вниз по течению к крепости Циккельберг (поселок Дружба). В случае необходимости они, наконец, могли подать дымовой сигнал своим соседям и получить помощь.

В конце 1255 года кенигсбергский комтур Борнхард фон Хорнхаузен договорился с нобилем Тирско из Веллау, что тот проведет отряды рыцарей тайными тропами. Хронист пишет: «комтур с войском, имея проводником Тирско, вторгся внезапно и, приставив лестницы к стенам, взял крепость и обратил ее в прах. Много людей захватил в плен, а всю землю разорил мечом».

На месте прусского укрепления Орден построил «вильдхауз» (дикий дом), который стал заслоном на пути язычников. Крепость назвали «Вонсдорф», что значит «местожительство» . Очевидно, наименование возникло от германизированного названия прусской деревни Унсатрапис рядом с крепостью — «высокая пядь земли».

И все же такое, достаточно надежное укрепление, не смогло противостоять натиску литовцев. Кавалерия литвинов дважды, в 1319 и 1347 годах разорила «вильдхауз». Наконец, в 1384 году по указанию ландмейстера Пруссии на старом фундаменте был построен из камня «фестенхауз». В 1391 году крепость несколько обновили и пристроили форбург. Но к этому времени, благодаря вмешательству папы Римского война Ордена с Литвой закончилась. Поэтому крепость перестроили, и превратилась она в красивый замок под названием «Вонсдорф». Новый «дворец» административно был отнесен к попечителю Инстербурга, а церковный приход — к кирке в Ауглиттене.

Надвратная башня крепости Вонсдорф. Фото 1930-х годов
За столетия своего существования замок много раз менял хозяев, но по-прежнему оставался строением для хозяйственных нужд. В 1850 году случился большой пожар. Полностью выгорели деревянные детали потолков и стен. После этого к зданию пропал интерес, и оно стало медленно разрушаться. Во избежание обвала и ненужных жертв стены разобрали.

Сегодня в поселке Курортное, хотя выглядит он далеко не по-курортному, сохранились руины замка, деревья старого парка и фрагменты башенных ворот. На месте форбурга можно увидеть хозяйственные постройки. Впрочем, сохранилась главная достопримечательность — гидроэлектростанция, построенная в 1923 году. До 1945 года она исправно подавала электрический ток, но в советское время была разукомплектована и «законсервирована». Пока действующим остается лишь красивый каскад водопада, который без пользы переливает воду и тем доставляет радость туристам.
Впечатления.
...Доехав до поселка Курортное (Гросс-Вонсдорф), мы, озираясь по сторонам, старались найти отчетливые признаки курорта. Их не было, но все же местность вокруг была приятной. И надпись на карте «Курортное» действовало на внутренние ощущения соответствующим образом. Вокруг была уютная сельская местность. В долине виднелась река Лава, на которой рыбачили местные жители. Доехали до моста. Возле него на берегу реки увидели большое здание из красного кирпича. Оказалось, что это восстановленная немецкая гидроэлектростанция. Позднее выяснили, что она была восстановлена только в 1998 году, и теперь пополняет энергетический баланс региона.
А на другом заросшем лесом берегу увидели возвышающиеся древние развалины, похожие на остатки древней крепости. И, конечно, заинтересовались. Переехали на другой берег по мосту, поднялись к ней через небольшой лесок.
Раньше здесь находился Замок Тевтонского Ордена Гросс-Вонсдорф. Сохранился насыпной вал, башня и часть крепостной стены. Площадка перед крепостью, как и все вокруг, поросла густым подлеском и высокой травой.
От крепости стала видна другая достопримечательность, еле заметная сквозь крону высоких деревьев. И после осмотра руин Средневекового Замка мы, вдохновленные воинственным духом тевтонских рыцарей, ринулись туда через овраг, окружавший крепость. Выбравшись на другую сторону из оврага, мы увидели очень красивый, несмотря на заброшенность, трехэтажный дом, правая половина которого была увита густым плющом. Я питаю особенную слабость к таким старинным домам, поросшим вьющимися растениями. Двери не было (как и стекол и решеток в окнах), и мы решили: «Это знак гостеприимства. Дом ничейный и нам можно войти». Гуляя по дому, рисуешь в воображении картины, как великолепно могли выглядеть эти комнаты раньше, какая из

Запись опубликована в рубрике Обо всём. Bookmark the permalink. И комментирование и trackback'и в настоящий момент закрыты.